Wonderworking Icons of the Theotokos from Mount Athos in the Early 18th Century Manuscript “The Most Brilliant Sun”
Содержание
Wonderworking Icons of the Theotokos from Mount Athos in the Early 18th Century Manuscript “The Most Brilliant Sun”
1

Рукописный сборник «Солнце Пресветлое» начала 1710-х гг., принадлежавший ключарю Благовещенского собора в Московском Кремле Симеону Моховикову, а ныне хранящийся в Отделе рукописей Фундаментальной научной библиотеки МГУ1, уже давно привлекает внимание исследователей как уникальный литературный памятник и источник по русской поздней богородичной иконографии2. Особую ценность этому сборнику, куда вошло 139 кратких сказаний о чтимых иконах Богоматери, обретающихся по всему христианскому миру, придают вклеенные в него в качестве иллюстраций к отдельным сказаниям гравюры с изображениями икон, выполненные в 1714—1715 гг. московским гравером украинского происхождения Григорием Павловичем Тепчегорском. Эти маленькие изображения образовывали когда-то несколько больших листов с более чем десятком картинок, разрезанных на отдельные части, что изначально предполагало их включение в состав книжного блока. Неразрезанные же листы дали импульс к возникновению в русской иконописной практике особого жанра крупноформатных икон-сводов чтимых богородичных образов.

1. НБ МГУ. № 293.

2. Поздеева И. В. Археографические работы Московского университета в районе древней Ветки и Стародуба (1970—1972 гг.) // Памятники культуры. Новые открытия: Ежегодник 1975. М., 1976. С. 57—58; Она же. Вновь найденный сборник Симеона Моховикова с гравюрами Г. П. Тепчегорского // Народная гравюра и фольклор в России XVII—XIX вв. М., 1976. С. 175—198; Кочетков И. А. Свод чудотворных икон Богоматери на иконах и гравюрах XVIII—XIX вв. // Чудотворная икона в Византии и Древней Руси / ред.-сост. А. М. Лидов. М., 1996. С. 404—420; Комашко Н. И. О некоторых иконографических типах Богородицы начала XVIII в. // Филевские чтения. Тезисы восьмой научной конференции по проблемам русской художественной культуры XVII — первой половины XVIII вв. 16—18 декабря 2003 г. М., 2003. С. 45—46; Кобяк Н. А., Зименко Е. В., Шульгина Э. В. Новые данные о сборниках «Солнце пресветлое» // Вестник Российского Гуманитарного Научного Фонда. М., 2010. № 3. С. 140—149; Кобяк Н. А. О некоторых источниках сборника «Солнце пресветлое» Симеона Федорова Моховикова // Стародруки i рiдкiснi видання в унiверситетскiй бiблiотецi. Одеса, 2010. С. 154—160; Она же. К вопросу об источниках сочинения о чудесах богородичных икон «Солнце пресветлое» // Вспомогательные исторические дисциплины и источниковедение: современные исследования и перспективы развития. Материалы XXVII международной конференции. Москва, 9—11 апреля 2015 г. М., 2015. С. 245—247.
2

Самый ранний из них, дошедший до нашего времени, был создан вскоре после составления сборника и издания гравюр — в 1722 г.3 Это происходящая из московской церкви Петра и Павла на Новой Басманной улице крупноформатная рама к небольшой несохранившейся иконе Богоматери Владимирской, написанная художником Иваном Дорофеевым, по-видимому, сыном мастера Оружейной палаты Дорофея Иванова Глоткина4. В клеймах на ней представлено 134 сюжета, 126 из них составляют богородичные образы.

3. Комашко Н. И. Рама к иконе Богоматери Владимирской со сводом Богородичных икона // Иконопись Оружейной палаты из частных собраний. Каталог выставки / сост. Н. И. Комашко. М., 2017. С. 114—117.

4. Сведения об этих мастерах см.: Словарь русских иконописцев XI—XVII вв. / ред.-сост. И. А. Кочетков. 2-е изд., испр. и доп. М., 2009. С. 195 (Дорофеев Иван), 803 (Глоткин Дорофей Иванов).
3

Известен второй аналогичный сборник, созданный в 1730 г. и принадлежавший Федору Мурыгину, ныне хранящийся в Отделе рукописей ГИМ5. Он также иллюстрирован гравюрами Тепчегорского, но там их меньше6. Только 6 из вклеенных в этот экземпляр изображений являются уникальными, их нет в сборнике, принадлежавшем Симеону Моховикову, однако гравюр Тепчегорского среди них только две, остальные составляют рисунки и гравюры других авторов разного времени.

5. ГИМ. Муз. 42.

6. Экземпляр сборника собрания МГУ содержит 84 иллюстраций, включая несколько не принадлежавших резцу Г. П. Тепчегорского гравюр разного происхождения. Экземпляр ГИМ содержит 62 иллюстрации.
4

Изображения на раме и в рукописи в значительной части совпадают, но и там, и там есть такие, которые не имеют пары. Очевидно, что гравированных изображений было создано больше, чем вошло в сборник. Во всяком случае, они, безусловно, предполагались, так как место для их вклейки оставлено в обеих рукописях у каждого сказания. Взаимосвязи, существующие между текстом «Солнца Пресветлого», его иллюстрациями и первой известной нам иконой-сводом, не всегда прямые. Здесь много неясностей, обусловленных изначальной путаницей в самих сказаниях и подписях к гравюрам, ошибками распределения иллюстраций в рукописи, а также изначально неправильным воспроизведением на раме непонятных художнику названий. Но то, что эти взаимосвязи существовали, и «Солнце Пресветлое» дало начало многим богородичным иконографиям в русской иконописи, вряд ли возможно оспорить.

5

Среди икон, сказания о которых были включены в сборник его составителем, значительную группу образуют иконы греческого мира и, прежде всего, связанные с Афоном. Некоторые из афонских икон, представленных в «Солнце Пресветлом», были к началу XVIII столетия хорошо известны в Московском государстве. Уже в XVI в. греческие сказания о некоторых их них были переведены с греческого языка и вошли в круг чтения русских образованных людей, и этот процесс продолжался и в дальнейшем. В середине XVII в. благодаря целенаправленному привозу в Москву с Афона списков некоторых наиболее чтимых там икон, стала известна и их иконография. «Солнце пресветлое» было важным этапом в процессе знакомства русского человека с афонскими святынями, поскольку содержало массу новой информации, позаимствованной преимущественно из греческих источников, и сводило ее воедино.

6 Не все сказания об афонских иконах были проиллюстрированы в рукописи их гравированными изображениями, а те, что там имеются, если речь идет о неизвестных русскому читателю образах, часто иконографически им не соответствуют, их композиция была сочинена гравером.
7

Всего в сборнике упоминаются двенадцать чтимых афонских икон Богородицы. Это, прежде всего, Иверская икона из монастыря Иверон и Троеручица из Хиландара. Первая из них стала в России одной из самых популярных и чтимых икон и обрела собственную иконографическую историю — с нее было выполнено множество списков7.

7. Гусева Э. К. Толстая Т. В., Турилов А. А. и др. Иверская икона Божией Матери // ПЭ. Т. XXI. М., 2009. С. 8—22.
8

Сказание об Иверской иконе было доступно русскому читателю уже в конце XVI в.8, но с тем, как она выглядит, в Москве познакомились лишь в 1648 г., после привоза из афонского Иверского монастыря точного списка, переданного в Новодевичий монастырь. Иконография образа относится к типу Одигитрии и традиционна для восточно-христианского искусства. Она была известна и в Древней Руси, но не отождествлялась с афонской святыней. Воспроизведение этого типа не представляло никаких сложностей: Иверская икона есть среди гравюр Тепчегорского (илл. 1) и на раме Ивана Дорофеева (илл. 2), причем в обоих случаях без дополнительных изображений двенадцати апостолов на полях. Судя по этой особенности, и гравер, и иконописец изобразили не привезенный в Москву греческий список с афонской иконы, а широко прославившийся к началу XVIII столетия образ русского письма из Иверской часовни у Воскресенских ворот в Москве, где апостолов не было. Впрочем, на раме дополнительно присутствует и изображение иконы из Новодевичьего монастыря под именем Афонской, где представлены апостолы на полях (илл. 3).

8. Буланин Д. М. Сказание о иконе Богоматери Иверской // СККДР. Вып 2. Ч. 2. Л., 1989. С. 362—365.
9

Илл. 1. Богоматерь Иверская. Григорий Тепчегорский, 1713—1714 гг. Рукописный сборник «Солнце Пресветлое». Лист 48. НБ МГУ

10

Илл. 2. Богоматерь Иверская. Иван Дорофеев, 1722 г. Рама к иконе Богоматери Владимирской, со сводом чтимых богородичных икон и избранными праздниками. Клеймо 49. Частное собрание

11

Илл. 3. Богоматерь Афонская (Иверская). Иван Дорофеев, 1722 г. Рама к иконе Богоматери Владимирской, со сводом чтимых богородичных икон и избранными праздниками. Клеймо 91

12

Первые списки с иконы Богоматери Троеручицы привезли из Хиландарского монастыря для патриарха Никона немного позже — в 1658 г. Затем в 1661 г. был привезен еще один список для Новоиерусалимского монастыря.. Эта иконография со временем также широко распространилась в России, но уступала по популярности Иверской. Сказание о хиландарском образе, вошедшее в состав «Солнца Пресветлого», описывает историю возникновения на нем третьей руки как воты, приложенной преподобным Иоанном Дамаскиным в благодарность за чудесное приращение отсеченной иконоборцами руки. Действительно, на подлинной Троеручице — византийской иконе в типе Дексиократусы, созданной в середине XIV в., — изображения третьей руки нет, но есть следы крепления вотивного предмета в виде руки, который сейчас перенесен на поздний оклад9. В то же время еще в XVI столетии русскому читателю был доступен перевод афонского сказания об иконе, согласно которому третья рука несколько раз возникала на образе при его написании сама собой, несмотря на усилия иконописца ее убрать10. Русские списки с Троеручицы конца XVII в. передавали третью руку как живую, а не как воту (илл. 4). Так же она представлена и на гравюре в составе сборника (илл. 5), и на соответствующем клейме рамы 1722 г. (илл. 6).

9. Бенчев И. Икона Богоматери Троеручицы в Хиландарском монастыре на Афоне // Византия и византийские традиции. Сборник научных трудов, посвященный XIX Международному конгрессу византинистов. Копенгаген 18—24 августа, СПб., 1996 (издание Гос. Эрмитажа). С. 175—183.

10. Буланин Д. М. Сказание об иконе Богоматери Троеручицы // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2. Ч. 3. СПб., 2012. С. 707—716.
13

Илл. 4. Богоматерь Троеручица. Конец XVII в., Москва, Оружейная палата. Из нагробного иконостаса царицы Евдокии Лопухиной в Смоленском соборе Новодевичьева монастыря. ГИМ

14

Илл. 5. Богоматерь Троеручица. Григорий Тепчегорский, 1713—1714 гг. Рукописный сборник «Солнце Пресветлое». Лист 34 об.

15

Илл. 6. Богоматерь Троеручица. Иван Дорофеев, 1722 г. Рама к иконе Богоматери Владимирской, со сводом чтимых богородичных икон и избранными праздниками. Клеймо 22

16 Сказания о других чтимых богородичных иконах монастыря Хиландар в сборник не вошли, тем не менее, одна из них — Попская — легко опознается на раме Ивана Дорофеева в изображении Богоматери с явно искаженным названием Исианская (по-видимому, Испанская) (илл. 7). Иконографическая особенность Попского образа, написанного во второй половине XVI в. и относящегося к типу Одигитрии, заключается в том, что правая рука Богородицы опущена вниз и не видна11 (илл. 8). То, что этот не очень популярный образ оказался включенным в состав иконописного свода под чужим названием говорит, по-видимому, о том, что в Москву попал никак не идентифицировавшийся список с Попской иконы, чья иконография была использована в гравюре, возможно даже, Григорием Тепчегорским. Ее, очевидно, связали с не вошедшим в «Солнце Пресветлое» текстом об одном из чудотворных изображений Богоматери из основного литературного источника этого сочинения — книги «Небо Новое» Иоанникия Галятовского, где упоминается довольно много образов испанского происхождения.
11. Petković S. Icons of Hilandar monastery. Manastir Hilandar, 1997. P. 38, 118; Μαντζαρίδης Γ., Τζιγαρίδας Ευ. Οι θαυματουργές εικόνες στο περιβόλι της Παναγίας. Άγιον Όρος, 2013. Σ. 123.
17

Илл. 7. Богоматерь «Исианская». Иван Дорофеев, 1722 г. Рама к иконе Богоматери Владимирской, со сводом чтимых богородичных икон и избранными праздниками. Клеймо 75

18

Илл. 8. Богоматерь Попская. Конец XVI — начало XVII вв. Монастырь Хиландар, Афон

19

Целую группу среди афонских икон в «Солнце Пресветлом» составляют святыни монастыря Ватопед: в рукопись включены краткие сказания о пяти чудотворных образах обители, хотя в действительности речь идет о четырех, поскольку в двух сказаниях повествуется об одной иконе — Богоматери Ктиторской. Особое значение монастыря, с которым у Московского государства были давние тесные связи, и откуда в XVII столетии в Кремль привезли важные христианские реликвии, составитель сборника подчеркнул тем, что история одной из ватопедских икон помещена на втором месте, опережая многие другие прославленные собственно русские чудотворные образы. Это сказание посвящено «истинной» Оватопицкой (Ватопедской) иконе и представляет собой пересказ второй из двух глав, посвященных основанию Ватопедской обители, из «Неба Нового» Иоанникия Галятовского. В нем рассказывается об обретении иконы Богоматери императором Феодосием во рву с водой, вырытом при закладке храма, и упоминается слуга Оват, о котором у Галятовского шла речь в первой из посвященных Ватопеду глав, где он падает за борт корабля и тонет. Появление этого персонажа в «Солнце Пресветлом», неожиданно выходящего из моря, логически не объяснено, но важно для обоснования происхождения названия монастыря и, соответственно, иконы — Оватопедской.

20

Примечательно, что автор сборника обратился в данном случае к тексту Галятовского, хотя в русской письменности уже в XVI в. была известна Повесть о Ватопедском монастыре, существовавшая в нескольких заметно различающихся между собой вариантах, но где неизменно присутствует в разных статусах легендарный Оват, якобы давший название обители12.

12. Буланин Д. М. Повесть о Ватопедском монастыре // СККДР. Вып. 2. Ч. 2. Л., 1898. С. 227—230.
21

Сказание о чудесном нахождении иконы Богородицы в воде бытует в особой редакции и в самом Ватопеде, где его связывают с образом Богоматери Одигитрии Ктиторской. Ее иконографический тип, для которого характерно низкое расположение обеих рук Богоматери, был известен в русской иконописи с начала XVI в. По-видимому, знакомство с ним произошло в связи с приездом в Москву Максима Грека, монаха Ватопедского монастыря13. Однако статью об Оватопицкой в сборнике иллюстрирует гравюра, изображение на которой не похоже ни на одну известную святыню Ватопеда. Это Одигитрия, где Богоматерь подхватывает Младенца левой рукой за правую ножку (илл. 9). Возможно, что это своеобразно интерпретированная иконография собственно Ктиторской, связанная с неправильно понятым образцом. С другой стороны, нельзя исключать, что в основе этого изображения лежит несколько измененный извод еще одной ватопедской чудотворной иконы Богоматери — Закланной, тоже относящейся к типу Одигитрии, но с оригинальными особенностями в расположении рук Богоматери и ножек Младенца: Мария на ней держит Христа за левую щиколотку правой рукой, на которой сверху свободно лежит его правая ножка (илл. 10). В византийском искусстве такой извод прослеживается, по крайней мере, с конца XIII в.14 Однако, у Тепчегорского Богоматерь, наоборот, держит Младенца за правую щиколотку левой рукой, а его левая ножка свободно опущена вниз. Не исключено, здесь присутствует влияние западных графических образцов, которые Тепчегорский не только копировал, но и нередко творчески интерпретировал15.

13. Тарасенко Л. П. Иконография Богоматери Ктиторской в древнерусской живописи и литературе. Тезисы доклада // Резюме сообщений XVIII Международного конгресса византинистов. М. 1991. С. 1142—1143.

14. См., например, мозаичное ростовое изображение Богородицы с Младенцем 1283—1289 гг. в церкви Богоматери Порта Панайя в Пили (Греция).

15. В частности, близкие решения, которое могли быть по-своему переработаны московским гравером, присутствуют в гравюре 1593 годп Яна Харменса Мюллера (The Muller dynasty / The new Hollstein: Dutch and Flemish etchings, engravings and woodcuts 1450—1700; Rotterdam; Amsterdam, 1999, cat. nr. 68—1(2)) и картине Яна Сандерса ван Хемессена (1543, Прадо).
22

Илл. 9. Богоматерь Ватопедская. Григорий Тепчегорский, 1713—1714 гг. Рукописный сборник «Солнце Пресветлое». Лист 26. НБ МГУ

23

Илл. 10. Богоматерь Закланная. Первая треть XIV в. (оклад 1859 г.). Монастырь Ватопед, Афон

24 На раме 1722 г. образа Богоматери Оватопицкой нет, но есть схожее по композиции изображение с надписью «Выгонецкая», которое, возможно, представляет собой испорченное «Ватопедская» (илл. 11). Иконографически оно отличается от гравюры Г. П. Тепчегорского наклоном фигуры Младенца и тем, что характерный жест левой руки Богоматери в нем не выявлен. По своему типу такое изображение очень близко псковской чудотворной иконе Богоматери Чирской (илл. 12).
25

Илл. 11. Богоматерь «Выгонецкая». Иван Дорофеев, 1722 г. Рама к иконе Богоматери Владимирской, со сводом чтимых богородичных икон и избранными праздниками. Клеймо 116

26

Илл. 12. Богоматерь Чирская. Вторая половина XVI в. Троицкий собор, Псков

27 Второе посвященное святыням Ватопеда сказание в «Солнце Пресветлом» также посвящено Ктиторской иконе. Оно взято из другого источника, очевидно, греческого происхождения. Там нет подробностей легендарного основания обители, но говорится о нахождении иконы в воде. Упоминается также, что в этом монастыре подвизался преподобный Максим Грек. Эту статью ошибочно иллюстрирует изображение другой чудотворной ватопедской иконы, известной под названием Отрада и Утешение (илл. 13). Именно этот образ был самым известным среди ватопедских чудотворных икон в Московском государстве с именем Богоматери Ватопедской, обозначенном и на гравюре. Есть он и на раме 1722 г. (илл. 14).
28

Илл. 13. Богоматерь Ватопедская (Отрада и Утешение). Григорий Тепчегорский, 1713—1714 гг. Рукописный сборник «Солнце Пресветлое». Лист 54. НБ МГУ

29

Илл. 14. Богоматерь Ватопедская (Отрада и Утешение). Иван Дорофеев, 1722 г. Рама к иконе Богоматери Владимирской, со сводом чтимых богородичных икон и избранными праздниками. Клеймо 114

30

Образы такой иконографии, существовавшей в византийской традиции уже в XII в., стали известны в Москве в XVI столетии, скорее всего, в связи с приездом в Москву Максима Грека. Подобный образ, созданный русским мастером во второй половине XVI в., принадлежала святителю Димитрию Ростовскому16 (илл. 15). От подлинной чудотворной он отличается зеркальным изводом, что указывает на использование московским иконописец XVI столетия снятого «на отлип» с греческой иконы образца.

16. Вахрина В. И. Келейная икона святителя Димитрия Ростовского «Богоматерь Ватопедская» // История и культура Ростовской земли. Материалы конференции. 1994 г. Ростов, 1995. С. 104—113.
31

Илл. 15. Богоматерь Ватопедская (Отрада и Утешение). Конец XVI в., Москва. Спасо-Яковлевский монастырь, Ростов Великий

32 Сказание об иконе «Отрада и Утешение» также есть в составе «Солнца Пресветлого», где она названа Ватопедской, но оно осталось не проиллюстрированным. По-видимому, автор не очень хорошо ориентировался во внешнем облике даже тех икон, изображения которых уже были известны в русской художественной традиции. Они не связывались у него с многочисленными ватопедскими чудотворными богородичными образами, о которых он знал только по литературным источникам. Некоторые из них фигурируют под непонятными названиями, не соответствующими тому, которое закрепилось за ними в греческой традиции.
33 Сказание о ватопедской иконе Богоматери Живодательницы осталось не проиллюстрированным. В действительности, это не икона, а настенное изображение, о чем пишет и автор сборника, от которого, согласно сказанию, был голос царице Галле Плацидии, что позволяет идентифицировать Живодательницу как икону Богоматери Предвозвестительницы (Антифонитрии), которая иконографически относится к типу Одигитрии. Использованное в «Солнце Пресветлом» название «Живодательница» связано с одним из греческих эпитетов этого образа — Живоприятная17.
17. О. В. Л. Икона Божией Матери Антифонитрия // ПЭ. Т. VII. М., 2004. С. 320.
34 На раме Ивана Дорофеева изображение иконы Живодательницы («Животодательницы»), напротив, присутствует (илл. 16). Иконографически оно не соотносится с афонским образом, а всходит к западному типу и, очевидно, взято с какой-то гравюры. Композиция образа достаточно сложная — облаченный в белую рубашку Младенец сидит на левом колене Богоматери, протягивая к ней приподнятые руки, но при этом слегка развернувшись в сторону. Правая рука Богородицы лежит на его колене, а сама она облачена в мафорий, сколотый на груди круглой фибулой. Поверх мафория накинут странной формы длинный темный плат, более напоминающий распущенные по плечам волосы Марии.
35 Илл. 16. Богоматерь Живодательница (Животодательница). Иван Дорофеев, 1722 г. Рама к иконе Богоматери Владимирской, со сводом чтимых богородичных икон и избранными праздниками. Клеймо 100
36 У Г. П. Тепчегорского графический лист с таким изображением не известен, хотя есть гравюра с образом Богоматери Вотодательницы, который не связан типологически ни с образом на раме, ни с афонским оригиналом. Им в «Солнце Пресветлом» проиллюстрировано сказание о Богоматери Германовской, где в действительности речь идет об одном из чудес от константинопольской Одигитрии. И если извод, использованный Иваном Дорофеевым, остался уникальным, то вариант Григория Тепчегорского многократно повторялся в упрощенном виде в позднейших изобразительных сводах богородичных икон, изменив свое название на Вододательницу.
37

Пятая ватопедская икона в «Солнце Пресветлом» — Богоматерь Цесарская. Иконы с таким названием в Ватопеде нет, но по тексту сказания образ легко идентифицируется с Богоматерью Закланной, о своеобразной иконографии которой говорилось выше. Изображение на гравюре, которой проиллюстрирован этот текст, не имеет отношения к Закланной иконе (илл. 17). Ее композиция в зеркальном варианте восходит к живописной работе мастерской Питера Пауля Рубенса 1615 г.18. Г. П. Тепчегорский воспользовался одной из многочисленных гравюр с этого произведения, выполненных учениками и последователями фламандского художника (илл. 18)19. Композиция его листа в целом совпадает с оригиналом, но несколько изменены детали — руки Богоматери немного раздвинуты, переработан рисунок одежд Младенца и Богоматери20.

18. Картина Рубенса 1615 г. не сохранилась. Лучшая копия работы мастерской художника датируется временем между 1615 и 1620 гг. и хранится в Эрмитаже (ГЭ 497). См.: Бабина Н. П., Грицай Н. И. Фламандская живопись XVII—XVIII вв. [в Эрмитаже]. Каталог коллекции. СПб., 2005. С. 379—380. Кат. № 351.

19. Помимо гравюры с данного оригинала, выполненной Схелте Болсвертом (Boekhorst — Brueghel / Hollstein F. W. H. Dutch and Flemish etchings, engravings and woodcuts ca. 1450—1700; 3; Amsterdam, 1950, cat. nr. 176—2), известны также листы аналогичной композиции работы Николаса Рейкманса (van Renesse — van Ryssen / Hollstein F. W. H. Dutch and Flemish etchings, engravings and woodcuts ca. 1450—1700; 20; Amsterdam, 1978, cat. nr. 13) и Ионаса Сейдерхуфа (Spirinx — Suys / Hollstein F. W. H. Dutch and Flemish etchings, engravings and woodcuts ca. 1450—1700; 28; Amsterdam, 1984, cat. nr. 4).

20. Отметим, что выполненная с оригинала Рубенса гравюра дала начало появившейся в XVIII столетии в русском искусстве иконографии Богоматери Взыскание погибших.
38

Илл. 17. Богоматерь Цесарская. Григорий Тепчегорский, 1714 г. Рукописный сборник «Солнце Пресветлое». Лист 111 об. НБ МГУ

39

Илл. 18. Богоматерь с Младенцем. Схелте Адамс Болсверт с оригинала Питера Пауля Рубенса, 1630—1640, издатель Мартин ван ден Энден, Антверпен

40 Таким образом, из трех имеющихся в сборнике изображений чудотворных икон монастыря Ватопед только одно — Богоматери Отрады и Утешения — носит реальный характер, хотя и вклеено в сказание о другом образе. Иконография остальных придумана на основе европейских гравированных образцов.
41

Икона Богоматери Достойно есть из Успенского храма Кареи (Протата) фигурирует в сборнике «Солнце Пресветлое» под другим названием — Звезда пресветлая и чудотворная, но изображение ее в рукописи отсутствует. Сказание о ней в сборнике немного расходится с греческой версией21, тем не менее, понятно, что речь идет именно об образе Достойно есть.. Сам чудотворный образ датируется XIV в. и иконографически аналогичен Богоматери Киккской22, которая в русской традиции впервые была изображена в 1668 г. на иконе Симона Ушакова сначала в зеркальном изводе и только через несколько лет в прямом. Поскольку в иконах-сводах богородичных икон образ с названиями «Звезда Пресветлая» или «Достойно есть» не встречается, очевидно, его отдельное гравированное изображение выполнено не было.

21. Согласно сказанию о ней в «Солнце Пресветлом», сама икона чудесным образом запела богородичный гимн «Достойно есть». В греческой версии начало этого гимна пропел ангел, явившийся в келью монастырскому послушнику под видом странствующего монаха.

22. Μαντζαρίδης Γ., Τζιγαρίδας Ευ. Οι θαυματουργές εικόνες στο περιβόλι της Παναγίας. Σ. 30—35.
42

Еще одна афонская икона — загадочная Богоматерь Византийская в монастыре Зограф. Возможно, что сказание о ней — это ошибочно переданный или неполный текст истории образа Богоматери Одигитрии Акафистной. Иллюстрирующая его гравюра вновь никак не связана с первоисточником и восходит к европейскому образцу (илл. 19). Она была скопирована Г. П. Тепчегорским с гравюры Схелте Адамса Болсверта по оригиналу Питера Пауля Рубенса23 (илл. 20). Московский мастер лишь прикрыл голову Марии мафорием и увенчал Младенца короной. С искаженным названием Визинская это изображение присутствует и на раме Дорофея Иванова (илл. 21).

23. Boekhorst — Brueghel / Hollstein F. W. H. Dutch and Flemish etchings, engravings and woodcuts ca. 1450—1700; 3; Amsterdam, 1950, cat. nr. 181 — 1.
43

Илл. 19. Богоматерь Византийская. Григорий Тепчегорский, 1713—1714 гг. Рукописный сборник «Солнце Пресветлое». Лист 125. НБ МГУ

44

Илл. 20. Богоматерь с Маденцем. Схелте Адамс Болсверт по оригиналу Питера Пауля Рубенса, 1625—1645, Антверпен

45

Илл. 21. Богоматерь Визинская (Византийская). Иван Дорофеев, 1722 г. Рама к иконе Богоматери Владимирской, со сводом чтимых богородичных икон и избранными праздниками. Клеймо 96

46 Последняя из афонских икон, о которых повествуется в «Солнце Пресветлом», — загадочная по своему названию Вангаглийская икона из монастыря Святого Павла. Однако из текста сказания становится ясно, что это тот самый образ, который, утратив свое афонское происхождение, известен в русской традиции как Богоматерь Огневидная. На русских иконах он представляет собой оплечное изображение Богородицы в небольшом развороте фигуры, как в деисусе, но зеркальное, поскольку Мария в нем обращена не вправо, а влево. Кроме того, лик ее часто изображается необычного красного цвета. Сказание о Вангаглийском образе объясняет эту особенность — красным лик стал на иконе Богородицы, кинутой в огонь, но не сгоревшей. Эта икона с легендой о том, что византийский император-иконоборец Феофил (829—842) бросил ее в огонь, до настоящего времени сохраняется в монастыре Святого Павла под названием «Зерцало» и датируется концом XII в.24 (илл. 22). Поскольку памятник принадлежит провинциальной традиции, то лик Богоматери написан в экспрессивной и упрощенной по приемам исполнения манере. Обращает на себя внимание форсированная подрумянка, которая, очевидно, и породила легенду о том, что на лике запечатлелся огонь от костра, где эта икона чудесным образом не сгорела. По-видимому, она изначально входила в состав трехчастного оплечного деисуса, так как фигура развернута вправо.
24. Μαντζαρίδης Γ., Τζιγαρίδας Ευ. Οι θαυματουργές εικόνες στο περιβόλι της Παναγίας. Σ. 250—253.
47

Илл. 22. Богоматерь Зерцало. XII в., Византия. Монастырь Святого Павла, Афон

48

В русской практике зеркальное изображение этой иконы закрепилось, очевидно, вследствие использования образца, снятого в технике «на отлип» с одного из греческих списков с афонской святыни. Списки эти имели распространение, но не идентифицируются в настоящее время с иконой из монастыря святого Павла. Это критские иконы XVI—XVII вв. с оплечным изображением Богоматери, известные в двух вариантах — с высоким обрезом нижнего края, соответствующим оригиналу, и более низким (илл. 23).

49

Илл. 23. Богоматерь Зерцало. XVII в., Крит. Музей Бенаки, Афины

50

Критским списком с иконы Богоматери Зерцало была, по-видимому, и икона Богоматери Филермской (илл. 24). Считается, что она появилась на Родосе в начале XIV столетия с приходом на остров рыцарей-иоаннитов25. Достоверно же история образа прослеживается только с первой половины XVI в., когда он оказался на Мальте. Разворот фигуры Богоматери, силуэт, рисунок носа близки изображениям на критских иконах аналогичного иконографического типа. Это дает возможность предполагать в Филермской иконе критский список с афонской чудотворной иконы Богоматери Зерцало из монастыря Святого Павла на Афоне.

25. Пятницкий Ю. А. Икона Филермской Божией Матери — святыня Мальтийского ордена // Россия и Христианский Восток. Вып. 1. М., 1997. С. 24—37.
51

Илл. 24. Богоматерь Филермская. XIV в. (?). Народный музей в Цетинье (Черногория)

52 Самое ранее известное русское изображение Богоматери Огневидной присутствует на раме 1722 г. (илл. 25). Таким образом, уже в это время непонятная Вангаглийская икона превратилась в понятную Огневидную, при этом связь с афонским оригиналом после такого переименования утратилась полностью и была забыта. Важно отметить тот факт, что в данном случае изображение, получившее распространение в русской иконе, соответствует реальному афонскому прототипу, а не придумано уже на русской почве, что указывает на копирование правильного образца.
53

Илл. 25. Богоматерь Огневидная. Иван Дорофеев, 1722 г. Рама к иконе Богоматери Владимирской, со сводом чтимых богородичных икон и избранными праздниками. Клеймо 131

54 Очень многие русские иконы Богоматери Огневидной имеют старообрядческое происхождение. Это связано с тем, что рукописи, аналогичные «Солнцу Пресветлому», как иллюстрированные гравюрами, так и не имевшие иллюстраций, бытовали, тиражировались и распространялись преимущественно в старообрядческой среде. Тема очищающего огня — одна из основных для старообрядческого менталитета, что и предопределило огромную популярность иконографии Богоматери Огневидной среди приверженцев старой веры и закрепление за ней такого названия.

References

1. Benchev I. Ikona Bogomateri Troeruchitsy v Khilandarskom monastyre na Afone // Vizantiya i vizantijskie traditsii. Sbornik nauchnykh trudov, posvyaschennyj XIX Mezhdunarodnomu kongressu vizantinistov. Kopengagen, 18—24 avgusta. SPb., 1996. S. 175—183.

2. Bulanin D. M. Povest' o Vatopedskom monastyre // SKKDR. Vyp. 2. Ch. 2. L., 1898. S. 227—230.

3. Bulanin D. M. Skazanie o ikone Bogomateri Iverskoj // SKKDR. Vyp 2. Ch. 2. L., 1989. S. 362—365.

4. Vakhrina V. I. Kelejnaya ikona svyatitelya Dimitriya Rostovskogo «Bogomater' Vatopedskaya» // Istoriya i kul'tura Rostovskoj zemli. Materialy konferentsii. 1994 g. Rostov, 1995. S. 104—113.

5. Ioannikij (Galyatovskij), arkhim. Nebo novoe, s novymi zvezdami sotvorennoe. L'vov, 1665/1666 (3-e izd.: Mogilev, 1699).

6. Guseva Eh. K. Tolstaya T. V., Turilov A. A. i dr. Iverskaya ikona Bozhiej Materi // PEh. T. 21. M., 2009. S. 8—22.

7. Komashko N. I. Ognevidnaya ikona Bozhiej Materi // PEh. T. 52. M., 2018. S 382—383.

8. Komashko N. I. Rama k ikone Bogomateri Vladimirskoj so svodom Bogorodichnykh ikona // Ikonopis' Oruzhejnoj palaty iz chastnykh sobranij. Katalog vystavki / cost. N. I. Komashko. M., 2017. S. 114—117.

9. Kochetkov I. A. Svod chudotvornykh ikon Bogomateri na ikonakh i gravyurakh XVIII—XIX vv. // Chudotvornaya ikona v Vizantii i Drevnej Rusi / red.-sost. A. M. Lidov. M., 1996. S. 404—420.

10. O. V. L. Ikona Bozhiej Materi Antifonitriya // PEh. T. 7. M., 2004. S. 320.

11. Pyatnitskij Yu. A. Ikona Filermskoj Bozhiej Materi — svyatynya Mal'tijskogo ordena // Rossiya i Khristianskij Vostok. Vyp. 1. M., 1997. S. 24—37.

12. Tarasenko L. P. Ikonografiya Bogomateri Ktitorskoj v drevnerusskoj zhivopisi i literature. Tezisy doklada. — Rezyume soobschenij XVIII Mezhdunarodnogo kongressa vizantinistov. M., 1991. S. 1142—1143.

13. Chesnokova N. P. Ikona Bogomateri Troeruchitsy iz afonskogo Khilandarskogo monastyrya dlya moskovskogo patriarkha Nikona // VIII Filevskie chteniya. 16—19 fevralya 2003 g. Tezisy. M., 2003. S. 86—88.

14. Petković S. Icons of Hilandar monastery. Manastir Hilandar, 1997.

15. Μαντζαρίδης Γ., Τζιγαρίδας Ευ. Οι θαυματουργές εικόνες στο περιβόλι της Παναγίας. Άγιον Όρος, 2013.